Один из первых

«10.01.1938 — 4.11.1954 года. Таков календарь моих странствий по Советской земле, точный отсчет моих мытарств по тюрьмам и лагерям… Арест, приговор Верховного суда РФ о высшей мере наказания, пребывание в тюрьмах, лагерях, на поселении — незабываемые этапы, и каждый из них мог завершиться трагически. Но я прошел их, ибо глубоко верил в победу правды». Слова эти принадлежат одному из первых государственных деятелей Чувашии начала ХХ века, наркому земледелия Чувашской АССР Алексею Васильеву, попавшему под жернова «Большого террора» (так принято называть политические репрессии 1937–1938 годов).

Тактичен, дисциплинирован и политически развит

В то время в Чебоксарах по сфабрикованным НКВД ложным обвинительным материалам были арестованы практически все руководящие работники республики и районов во главе с первым секретарем обкома партии Сергеем Петровым, председателем СНК Чувашской АССР Василием Токсиным, председателем Президиума ЦИК Чувашской АССР Александром Никитиным. В причастности к якобы созданной ими «контрреволюционной буржуазно-националистической организации» обвинили десятки людей, в том числе и заместителя председателя ЦИК, возглавлявшего в 1932–1937 годах Наркомат земледелия ЧАССР Алексея Васильева.

Будущий нарком земледелия родился 22 марта 1897 года в селе Туруново Батыревского района. После окончания Большеарабузинского двухклассного училища учился в Симбирской чувашской учительской школе. Но сеять разумное, доброе и вечное сразу по получении диплома ему не довелось, в 1916 году молодой человек был призван в царскую армию и отправлен на фронт, где воевал в составе 25-го стрелкового полка. Только в начале 1918 года, после демобилизации, некоторое время учительствовал в начальной школе деревни Именево Батыревского уезда и села Шемалаково Буинского. Но тут началась Гражданская война. Алексей Васильев подал заявление в ВКП(б) и вступил в ряды Красной Армии. Участвовал в наступлении на восточном фронте, разгроме уральско-казачьего фронта, был ранен и по болезни (заболел тифом) отпущен домой.

Подлечившись, в марте 1920 года Васильев поступил на службу в Буинский отдел народного образования Татарской АССР, проработал год и попросился на родину. Образованные, политически грамотные специалисты были везде востребованы, и в 1921 году он был зачислен в Батыревский отдел народного образования. С этого времени послужной список Алексея Васильевича пошел вверх — заведующий подотделом профессионального образования, заведующий отделом народного образования, заведующий агитационно-пропагандистским отделом, ответственный секретарь уездного комитета ВКП(б). А в октябре 1927 года Васильев был переведен для работы в областном комитете партии, сначала трудился заведующим отделом по работе в деревне, затем, с 1929 по апрель 1932 года, — ответственным редактором газеты «Канаш», органа Чувашского обкома ВКП(б).

К работе своей на всех постах Алексей Васильевич относился очень ответственно, снискав славу усидчивого, тактичного, дисциплинированного, политически развитого человека. Недаром в апреле 1932 года Васильеву поручили возглавить Наркомат земледелия ЧАССР. Под его руководством в основном была завершена коллективизация, колхозам выданы акты на вечное пользование землей. В 1935 году Чувашскую АССР наградили орденом Ленина, в том числе и за успехи в сельском хозяйстве.

Перспективный руководитель в июне 1937 года был назначен заместителем председателя Центрального исполнительного комитета Чувашской АССР. Но долго поработать на этой должности он не успел — 10 января 1938 года был арестован. И для Васильева начался новый отсчет времени, о перипетиях которого он рассказал в своих воспоминаниях. Документальное свидетельство человека, пережившего 17 лет необоснованных репрессий, под заголовком «Во мраке заточения» увидело свет недавно в Чувашском книжном издательстве.

Неожиданно зазвенел звонок…

«Часов восемь-девять вечера. Всей семьей (к моменту ареста Алексей Васильевич с супругой Анастасией Ивановной воспитывали троих детей. — Авт.) слушаем концерт, передаваемый из Колонного зала Дома союзов. И.С. Козловский исполняет романс «Я помню чудное мгновенье». Стихи Пушкина… Музыка Глинки. Слушаем с большим вниманием. Из репродуктора льется проникновенный голос: «В глуши, во мраке заточенья тянулись тихо дни мои…» 
В дверях неожиданно задребезжал звонок…»

Так начинаются непосредственные воспоминания (их в книге предваряет статья «Судьба наркома» из сборника «Политические преследования и репрессии 1920 — начала 1950-х годов в судьбах интеллигенции Чувашии») Алексея Васильева. Они состоят из десяти глав, составленных в соответствии с произошедшими событиями: «Неожиданно зазвенел звонок…», «Тюрьма и ее обитатели», «Следствие ведут соловьи-разбойники» и так далее, рассказы дополнены фотографиями из фондов Чувашского государственного института гуманитарных наук, Чувашского национального музея, личного архива Андрея Бермана, родственника Васильева.

Все рассказы полны уважения к правде. Автор детально описывает состояние тюрем, царившие в них порядки и нравы, обвиняемых и обвинителей. «В арсенале следователей было много запрещенных приемов ведения следствия. Часто они прибегали к избиению подследственных. Карцером пользовались не только для нарушителей тюремного режима, но и против тех, кто не давал приемлемых для следствия показаний. В качестве свидетелей обвинения использовались специально обработанные, подготовленные лица…»

«Мост на крепких сваях…»

Следствие по делу длилось 22 месяца. Васильев подозревался в осуществлении ряда вредительских актов в сельском хозяйстве республики. «Обвинялся я в том, — пишет автор, — что, якобы состоя участником контрреволюционной буржуазно-националистической организации, проводил в жизнь вредительские установки руководителей организации по всем вопросам сельского хозяйства: допускал перегибы и извращения в коллективизации, завозил в республику вместо двух пород овец и другие, завезенные племенные свиньи были не лучше свиней местной породы и так далее».

12 октября 1939 года спецколлегией Верховного суда Чувашии по «делу чувашской буржуазно-националистической организации» были осуждены 16 человек.

Трое из них, Алексей Васильев, Петр Юрьев (нарком земледелия в 1937 году) и Иван Морозов (уполномоченный Комитета заготовок при СНК СССР по Чувашской АССР), были приговорены к расстрелу…

В камере смертников в ожидании исполнения приговора «враги народа» провели 8 месяцев. «Суд поставил нас у пропасти, — вспоминает Васильев. — Но у одних вид пропасти вызывает мысль о бездне, у других — о мосте. Мы были сторонниками моста, моста не воздушного, на крепких сваях…» Приговоренные добились разрешения обратиться к Калинину о помиловании, дело было направлено на новое расследование со стадии предварительного следствия.

«Спасла вера в торжество правды»

В начале 1941 года трибунал Приволжского военного округа оправдал Алексея Васильева за отсутствием состава преступления. Однако из заключения его, как и других оправданных, освобождать не торопились. Сперва сидел в городской тюрьме, в начале Великой Отечественной войны — в Цивильской, а в сентябре его отправили в Красноярские лагеря (Краслаг). Постановление особого совещания НКВД СССР, подписанное Берией, гласило: «Васильева А.В. за контрреволюционную деятельность заключить в ИТЛ сроком на 8 лет».

В воспоминаниях автор часто задается вопросом, по какому поводу посадили их в тюрьмы. Ведь большинство людей, объявленных «врагами народа», — участники Гражданской войны, организаторы первых партийных ячеек, советских органов, колхозов. Они боролись за становление и укрепление советской власти и вдруг брошены в тюрьмы, отправлены в лагеря, спецпоселения, расстреляны… От такого противоречия, по словам Васильева, можно было сойти с ума. Что, в общем-то, нередко и случалось.

Самому же автору «мрака заточения» удалось с достоинством пройти и тюрьмы, и лагеря, и повторный арест в 1948 году. Силы ему придавало сознание своей правоты. «40 лет и 9 месяцев было мне, когда оторвали от семьи, от товарищей, от работы, изъяли из родных мест. Возвратился домой, когда мне стало 57 лет и 7 месяцев. …Не всякому, кто попадал в аналогичный «переплет», удавалось преодолеть трудности тюремной и лагерной жизни. Я прошел с верой в торжество добра над злом, света над тьмой, разума над безумием, гуманизма над вандализмом».

СПРАВКА «СЧ»

По возвращении из спецпоселения и реабилитации с 1955 по 1964 год Алексей Васильев работал в Министерстве сельского хозяйства Чувашии: начальником конторы пчеловодства, заведующим отделом землепользования и землеустройства, главным агрономом по садоводству. В 1967 году награжден орденом Красной Звезды.

Фото: В память об одном из первых наркомов Чувашии 24 ноября 2018 года в селе Туруново Батыревского района открыта мемориальная доска.

 

АО «Газета «Советская Чувашия».

Добавить комментарий

Наши соцсети

Яндекс. Новости

Архив материалов

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6

Праздники

Последние комментарии