С начала 2019 года в России сократят аналоговое телевещание, на смену ему придет цифровое ТВ. К этим переменам гражданам необходимо технически подготовиться — приобрести специальные приемники или приставки. О том, как пройдет переход, почему невозможно полностью прекратить работу даркнета и мессенджера Telegram, чем опасно клиповое мышление современных детей и стоит ли родителям запретить дошкольникам пользоваться смартфонами, в интервью «Известиям» рассказал заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин. 

— Алексей Константинович, каким будет переход на новый формат, учитывая, что переключение на цифру произойдет уже с начала 2019 года, а еще не все граждане успели подготовиться к этому событию?

— Хочу сразу же утешить нерасторопных граждан, которые до Нового года не приобретут цифровые приставки и новые телевизионные приемники, способные транслировать  цифровое телевидение, что для них мы продлеваем процесс отключения аналогового вещания федеральных каналов до 14–15 января. У людей точно есть время, чтобы до отключения аналога приобрести необходимое оборудование. Самая дешевая цифровая приставка сегодня стоит меньше блока сигарет — 700–800 рублей.

Недавнее большое социологическое исследование по всем субъектам Российской Федерации показало, что сегодня меньше 10% граждан живут вне цифрового телевидения, а в ряде регионов их только 2–3%. В населенных пунктах с населением менее 100 тыс. человек большинство жителей сегодня в состоянии принимать только 10 телевизионных каналов в цифре, но до конца года мы по всей стране включим второй мультиплекс, поэтому все зрители смогут бесплатно принимать 20 телевизионных каналов высокого качества.

— Вы говорите, что граждане должны купить приставки, а их и так всё устраивает. Для чего им тратиться?
— Граждан вряд ли устраивает возможность принимать три телевизионных канала в плохом качестве, когда есть возможность принимать 20 — в хорошем. Именно для того, чтобы в семь раз повысить возможность выбора, это всё и было придумано.

— Там же будет абонентская плата?

— Не будет никакой абонентской платы. Задача цифрового эфирного телевидения заключается в том, чтобы дать каждому гражданину России в любой точке страны возможность бесплатно смотреть 20 телевизионных каналов первого и второго мультиплексов. Обычный человек никогда не смотрит больше шести каналов постоянно, сколько бы их у него ни было. 20 каналов, которые составляют первый и второй мультиплекс, бесплатный информационный стандарт Российской Федерации, это те каналы, которые люди выбирают в 90% случаев, к ним обычно добавляется парочка узкотематических. Каждый может найти телевидение по своему вкусу.

— Уже несколько месяцев продолжается ожесточенная битва — блокировка мессенджера Telegram. 

— Наше министерство не занимается вопросами блокировок, мы никого не блокируем, и этот вопрос не относится к сфере нашей компетенции. Как пользователь интернета могу сказать, что ни в одной стране мира не удалось со стопроцентной эффективностью обеспечить блокировку популярных интернет-сервисов. Вот с этим знанием нам, наверное, и нужно жить.

— В России не удастся заблокировать Telegram?

— Если будет большой спрос на тот или иной мессенджер или интернет-сервис, желающие им воспользоваться всегда смогут это сделать. Что мы подразумеваем под блокировкой?

— Что он перестанет работать.

— Он работает не на российской территории — он в принципе работает. Можно ли будет получить к нему доступ с российской территории? Да. Вопрос в том, все ли смогут получить доступ. Создать ситуацию, в которой не все смогут получить доступ, теоретически возможно, но очень затратно. Создать ситуацию, когда никто из желающих не сможет получить к нему доступ, невозможно, по крайней мере сегодня.

— Ни для кого не секрет, что, помимо традиционного интернета, существует его теневой аналог — даркнет, где обсуждаются часто противоправные действия. Можно ли повлиять на этот теневой сектор глобальной сети?
 
— Самый эффективный способ борьбы с преступлениями — агентурная работа и борьба с теми, кто их совершает. Создать ситуацию, в которой даркнет полностью исчезнет, нельзя.

— Как обстоит дело с выявлением и блокировкой «групп смерти»?

— Выявляются и блокируется. Их не очень много, но все сразу же блокируются в ежедневном режиме. Мониторинг ведется постоянно, администраторы социальных сетей вместе с нами за этим внимательно следят. Когда мы получаем сигналы о сообществах, которые представляют угрозу для жизни и здоровья детей, моментально происходит блокировка. 

— Интернет и цифровые технологии значительно упростили повседневную жизнь. А можно ли сегодня сказать, что граждане нашей страны на 100% имеют доступ к мировой паутине?

— Россия активно вовлечена во Всемирную паутину, но нет ни одной страны, 100% жителей которой пользовались бы интернетом. Больше 80 млн россиян — активные пользователи. За шесть лет их число увеличилось примерно на 20 млн человек — это очень хороший показатель. 100% насыщения мы не достигли и никогда не достигнем, потому что определенный процент жителей — дети, которые не умеют читать и писать, хотя некоторых это не останавливает и они тычут пальцем в смартфон и смотрят мультики.

Как родитель я считаю, что до школьного возраста давать смартфон и планшет ребенку неправильно. Я сторонник теории, что книги никогда не умрут. Необходимость детской литературы и детских журналов всегда будет держать нас в бумаге. Очень важно, чтобы у ребенка были тактильные ощущения, воспитывалось медленное и внимательное мышление, а не клиповое, которое формируют смартфоны и планшеты. Чтобы он мог долго разглядывать картинку, углубляться в текст, вчитываться, а не скользить по строчкам, а то и по страницам, мог воспринимать большие форматы, а не формат размером с твит или СМС. Все это крайне экономит время, но желательно, чтобы все это происходило после того, как человек научится читать и воспринимать, создавать и писать большой текст. Причем строго как требуют в школьном сочинении: завязка, развитие сюжета, кульминация, развязка и выводы.

— Меняется ли качество восприятия и образования человека из-за легкого доступа к информации?

— Мышление современных детей, конечно, меняется — оно куда более клиповое. Как родитель я с этим тоже сталкиваюсь. Вчера делал с сыном географию. Там вопрос: «Найдите по шкале глубин максимальную глубину Красного моря». Сын говорит: «Зачем по шкале глубин, когда я могу посмотреть в интернете глубину Красного моря». — «Тогда ты мне отдаешь телефон, берешь с полки атлас и начинаем читать карты». В результате мы изучили шкалу глубин, высот, по атласу нашли максимальную глубину Красного моря. Для этого пришлось посмотреть все глубины и найти самую большую. Площадь Красного моря мы искали простыми математическими вычислениями, а потом проверили в интернете, насколько цифры совпадают. Возможность сачкануть в сегодняшних условиях достаточно велика, но задача родителей заключается в том, чтобы они занимались воспитанием детей. Воспитанием занимается не интернет, не телевизор и не школа. Если ваши дети чего-то не умеют или что-то делают не так, виноваты только вы, родители.

— В продолжение разговора о клиповом мышлении и погружении в информацию. На ваш взгляд, действительно ли печатным СМИ грозит закрытие?

— Я не верю, что печатным СМИ грозит закрытие, потому что есть форматы, которые хорошо читаются на бумаге, и форматы, которые хорошо читаются в электронном виде. Самая большая угроза для газет, когда их электронная версия является копией бумажной, потому что это лучший способ убить газету. Лучший способ развития, когда у вас один контент производится для бумаги и совершенно другой — для электронной версии.

Газета будет жить в бумажной версии, но жить только в бумаге газета не может. Бумага — один из элементов сегодняшней газеты.

При этом рынок печатных СМИ постоянно сокращается. Думаю, что он может сократиться еще процентов на 30–40 лет за пять. Это не значит, что люди стали меньше читать. Традиционные газетчики нам говорят: «Бумажных газет стало меньше, люди стали меньше читать». Это неправда. У многих газет сокращается бумажный тираж, а количество посетителей на сайте увеличивается, читают больше, но не бумагу.

— Одним из направлений вашей работы стала блокировка пиратских сайтов. Можно ли в настоящий момент подвести какие-то итоги проделанной работы?

— Закон вступил в силу 1 октября 2017 года. За прошедший год заблокировано больше 3 тыс. пиратских сайтов, которые являются копиями. Все ли пиратские сайты заблокированы? Нет, не все.

— Социальные сети считаются одним из самых эффективных способов пропаганды, ведения политической агитации. Вы с этим согласны?

— Пропаганда, агитация и реклама всегда там, где есть большое скопление публики, поэтому социальные сети, конечно, эффективны. Их аудитория достаточно большая, но если вы там рекламируете, пропагандируете или агитируете, должны учитывать, что у вас никогда не будет, в отличие от телевизора, универсального решения на всю социальную сеть. Вы не можете использовать одни и те же подходы для разных сильно фрагментированных аудиторий.

Своеобразие социальной сети в том, что люди кучкуются по интересам и мировоззрению, поэтому там создаются свои микромирки. У обитателя микромира возникает иллюзия, что все вокруг думают так, как он, потому что он находится в комфортной информационной среде: читает только своих френдов, а френды подобраны зачастую по принципу идеологической, информационной или ментальной лояльности. В соседнем микромирке все думают совершенно по-другому. Если вы работаете на разные аудитории, вам нужно находить подход к каждой из них, потому что достучаться до персонажа становится всё более творческой задачей.

— Как часто социальные сети используются для вербовки в свои ряды запрещенной в России организацией ИГИЛ?

— Социальные сети периодически используются, но все материалы, которые касаются вербовки в ИГИЛ, очень быстро вычисляются и блокируются. Несколько сотен аккаунтов — меньше тысячи — было заблокировано за несколько лет.

— Многие пользователи сотовой связи заметили, что в последнее время ее качество снизилось. С чем это связано?

— Очень хорошо, что требования людей выросли. Если бы вы лет 30 тому назад сказали, что вы будете ехать со скоростью 120 км/час и переживать, что у вас неуверенно работает телефон, вас, наверное, поместили бы в сумасшедший дом. Сегодня мы считаем безобразием, если связь прерывается, когда мы едем в поезде или автомобиле.

— Да, но мы говорим про обстоятельства, когда оба собеседника находятся не в движении, а связь всё равно и «булькает», и прерывается. Не замечали?

— Замечал. Это зависит от того, что на каждую соту есть определенный критический уровень нагрузки. Мы нагрузили соты не только голосовой связью, но и передачей данных: картинками, звуком. У вас на голос в телефоне приходится очень мало. Там и фотографии, и видео, и аудиофайлы, а количество сот не изменилось.

Ставятся соты нового поколения, но я хотел бы напомнить, что сегодня мобильные операторы еще не отбили свои затраты даже на соты третьего поколения. 2G они окупили, а соты 3G и 4G еще нет.

— Пока они не окупят 3G, нам 5G ждать не стоит?

— Может быть, они и пойдут в 5G, но с экономической точки зрения мы живем в условиях, когда еще 3G не окупились.

— Санкции повлияли на сферу телекоммуникаций?

— По моим данным, нет.

— И традиционный вопрос. О чем вы хотели сказать, но я вас об этом не спросила?

— Хочу добавить, что для долгого и успешного существования СМИ необходимо, чтобы они были интересны своим потребителям. Если потребитель будет испытывать удовольствие от средства массовой информации и удовольствие будет таким большим, что он согласится за него платить, — а люди обычно готовы платить за большие удовольствия, — оно будет жить долго и счастливо.

Известия.

Добавить комментарий

Наши соцсети

Яндекс. Новости

Архив материалов

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Праздники

Последние комментарии